Посеем семена добра…

Это блог о том, как остаться человеком в наше непростое время…

Духовный вирус

Написано в рубрике: На вольную тему — admin 1:53 пп в Пятница, Февраль 6, 2015
 
300900800
 
О чем бы ни писал человек, он всегда
оставляет в тексте кусочек своей души.

    «Бороться  со злом, можно только не становясь злом».  Но, даже не становясь злом,  волей неволей  обжигаешься  при соприкосновении  с  революционным  вирусом   разрушения,  который просто иноприроден  человеку, потому что лишает его любви и созидания, оставляя долгий  и мучительный след в памяти людей и истории государств.
 
   Прошло много времени с того дня, как я посмотрела фильм Никиты Сергеевича Михалкова  «Солнечный удар».  Так совпало, что в это же время я перечитывала  Ивана Алексеевича Бунина «Окаянные дни». Но те вопросы, которые рефреном звучали  на экране:  «Как это все случилось?»  «Что с нами со всеми теперь будет?»  «С чего все началось?», — я задаю себе уже много  лет. И в попытке ответить на них  изо всех сил пытаюсь  не лгать.
 
   Каким-то непостижимым образом  революция  1917 года в  России,  сегодняшняя война на Украине,  внешняя политика США и Европы,  падение нравственных идеалов у людей тогда и сейчас и многое, многое другое так переплелись  друг с другом, что только  календарные  даты позволяют отделить одно от другого.

   Про что для меня фильм?
 
   Может быть, про то, как «Каин России, с радостно-безумным остервенением бросивший за тридцать сребреников всю свою душу под ноги дьявола, восторжествовал полностью»?  Про то, «как бьют и плакать не велят»? Про то, что «даром наше благородство нам не пройдет»? (И.А.Бунин)
 
   Или про то, как ротмистр, который захотел вернуться в русский лес, поселиться на дереве, голый и в погонах, лишь бы не уезжать за границу?  Про  юнкера на роликовых коньках, светлого, в чем-то наивного, почти ребенка, который так хотел запечатлеть на пленке отъезжающих  русских офицеров?  Про    есаула   с «куриным божком»    на запачканной ладони?  Их так много в фильме, разных, навсегда ушедших… И говорят они  на  изумительном русском языке,  напрасно забытом и несправедливо попранном.
 
   Или про то, как  комиссарша «Землячка»  (Розалия Самуиловна)  и  мадьяр    (европейский  управляющий)  решают   судьбы  народа  русского?  А гарантом для них —  Ленин, Луначарский, Троцкий, а спустя четверть века  — Гитлер, Шухевич, Бандера?
 
   Или про то, как: «На Тверской бледный старик генерал  в серебряных очках и в черной папахе что-то продает, стоит робко, скромно, как нищий» (И.А.Бунин).  И он  больше никому не нужен… Так же, как  и  сегодня,   в  странах Латвии, Эстонии, Литве судят героев Отечественной войны как оккупантов и изменников?
 
   Растет и не чахнет в исторической реальности  искривленное уродство, принося  ядовитые плоды  от  одного корня…

                              *******

   Из комнаты  сына послышались громкие голоса телеведущих.  Молодая женщина, которую называют политологом   Украины,  изо всех сил пыталась перекричать других  гостей  передачи:

   — Нам нужна евроинтеграция для создания независимости…

Я грустно вздохнула.  Зачем он поутру смотрит в интернете повторы?
 
   Мне было очевидно, что евроинтеграция никоим  образом не может подарить Украине свободу. Страна  просто получит  иной род зависимости. Но  «политолог»  продолжала кричать и возмущаться:

   — Оставьте нас в покое, мы сами разберемся во всем. Отдайте нам контроль над границей. Вы хотите, чтобы Украина погибла? Не дождетесь! Все ваши слова из вчерашнего дня. У нас уже все иначе, мы идем вперед!

«О, словоблуды! Реки крови, море слез, а им все нипочем» (И.А.Бунин)

   На "политолога" смотрит Андрей Караулов, глаза умные и внимательные. Пытается  сказать, что необходимо остановить  обстрелы   ДНР и ЛНР.  Она его не слушает, кричит. И тогда  с глубокой внутренней болью он начинает  говорить ей  о тех солдатах, что находятся в окружении в дебальцевском котле, о необходимости думать и о их  спасении.
 
И  женщина, улыбаясь, отвечает ему:

  — Вы сейчас о чем?

  «Что это было? Глупость, невежество, происходившее не только от незнания народа,  но и от нежелания знать его?  Да, была и привычная корысть лжи, за которую так или иначе награждали. За это рукоплескали» (И.А.Бунин). Только вот – кто рукоплескал?

   Кого-то она мне напомнила. Ах, да, Розалию Самуиловну из «Солнечного удара», и комком в горле снова и снова встал  вопрос: « Зачем это все?».  Толстой, Достоевский, Монтень в оригинале: – «Зачем?».
 
Когда так активна «лживость особая, самим человеком почти не сознаваемая… ставшая второй натурой…» (И.А.Бунин).    Когда  гибель колоссального количества людей  на  Украине  американский президент просто и цинично  назвал своим личным проектом управляемого конфликта в Европе?   Когда сама Европа  вдруг оглохла и ослепла?  И  когда  совсем молодая женщина,  называющая  себя  политологом и патриотом Украины,  так откровенно жестока и цинична?
 
    «Как это все случилось?»  «Когда это все началось?»

    «В Киеве  офицерам гвоздями прибивали погоны». «Немцы мордуют раду. «Самостийность», кажется, им уже не нужна больше».  «В головах дичь, тьма, — ужас вообще»  (И.А.Бунин).

    Так все-таки Сергий Радонежский или Емельян Пугачев?  Жизнь? Или имитация жизни?

    Когда нам показали на экране первую драку парламентариев?  Каким образом, незаметно, но уверенно, мы  начали  терять  навыки нормальной человеческой беседы?   И неожиданно получили пример новой  системы взаимоотношений, при которой отсутствует не только уважение    друг к другу, но и  допускается  неприязнь,  грубость, вплоть до нецензурных выражений?  Что с нами случилось? Когда и почему мы стали терять облик человеческий?
 
   «В Киеве «приступлено к уничтожению памятника Александра Второго». Знакомое занятие. Ведь еще с марта 17 года начали сдирать орлы, гербы…» (И.А.Бунин)

   Сегодня сносят памятники Ленину.

   Вот как  давно это началось… А может быть, и еще раньше?

                         *******

   Вчера у подъезда подрались два водителя-соседа из-за парковки. Сегодня одного из них встретила на лестничной площадке: на рассеченную  бровь наложили швы. Идет грузный, из кармана торчит край помятой и испачканной  газеты,  черные ботинки  в белых разводах от вчерашнего высохшего на них  снега.
 
   — Здравствуйте, Алексей, — говорю, пытаясь слиться со стеной, чтобы уступить дорогу.

   —  Здрасте,  —   бросает  мне на ходу охрипшим голосом.
 
А потом, будто вспомнив о чем-то,  добавляет:

   — Вот ты, тетя  Оля, все поликлинику нашу хвалишь. А мне вчера бровь шили без наркоза. Наркоз, вишь, у них кончился. Уроды. Недобитки.

Громко затопали ботинки военного образца, и в воздухе поплыл запах  импортного одеколона, смешанный с чем-то неприятным.  Шлейф от «перегара», как они теперь это называют.
 
   У мусоропровода рассыпаны  шелуха от семечек и скомканные конфетные фантики.  Иду  за веником, чтобы  «помойка»  не перекочевала  от  мусоропровода  на лестничную площадку. Вздрагиваю, как от взрыва. Соседи этажом выше вот уже  месяц ломают стены, пытаясь превратить обычную квартиру в элитную с «евроремонтом». Еще одно слово, которое я никак не могу для себя перевести. По всей лестнице разбросаны рекламные листки.  Подметаю и «рекламу». Оставшийся в одиночестве листок прилепили на кнопку лифта использованной  жвачкой.  Где живем, там и…

С улицы  доносится крик:

   — Ты, тварь, верни деньги… Урою…

Это сосед с  первого  этажа возвращается домой после дежурства и, как обычно, требует от жены денег на «расслабуху».
 
   Я тороплюсь вернуться в квартиру, чтобы не попасть под «раздачу».

«Все, что было темного, противоестественного в литературе  за последние двадцать лет – не то же ли, что теперь в общественной жизни?» (И.А.Бунин).

   Когда случилось такое горе?  С какого момента мы начали  превращаться в цивилизацию, утратившую реальные человеческие ценности? Когда мы узаконили хамство?  Как это случилось, что  крик и пафос «Землячки» превратился в реальность сегодняшнего дня?
 
   — Сотни лет, веками они заставляли нас гнуть спину, чтобы им было хорошо здесь и сейчас. А нам? А нам обещали вознаграждение там и потом? На небе. А мы не хотим – там и потом. Мы хотим здесь и сейчас. И мы добьемся…

И добились… без Неба…  Только чего? Чтобы бровь шили без наркоза, потому что его нет? Потому что  все чаще и чаще появляются «скандалисты» от науки? «неучи» от педагогики? «функционеры» от политики? «рвачи» от медицины?  «выпендрежники» от искусства?  И в этом «апофеоз примирения?» Или смирение?
 
   «Спаси, Господи, люди Твоя…»

   Человеку  плохо жить на кладбище закопанной нравственности.

                           *******

   Из комнаты сына через приоткрытую дверь уже слышатся   «Вести FM».   Владимир Соловьев  говорит о том, что дипломы сейчас есть у многих, а вот образование получить забыли… Похоже на правду… Прислушиваюсь с голосу Шота Горгадзе, юриста, адвоката, которого пригласили в студию:

«Для того чтобы обратиться к хорошему врачу, недостаточно, например, если ты хочешь пойти в комфортную клинику, иметь средства на это. Необходимо иметь знакомых, которые посоветуют тебе хорошего врача. Это же нонсенс! При этом ты понимаешь, что процентов 80 врачей тебя могут покалечить, когда ты к ним придешь. Ты должен среди этого количества выискать тех, к кому ты придешь и результат будет положительным, тебя вылечат»
 
Владимир Соловьев смеется:

   —  О'кей, Google, как принять роды?

   «Когда это началось?»  Когда народ сказал сам про себя « из нас как из древа – и дубина, и икона?» Когда обесценилась человеческая жизнь?  И для врача, и для политика, и для правителя?

   — Власть на Украине принадлежит народу, —  убежденно  сказал  Вадим Карасев.

Тогда кто не останавливает войну?  Получается, что народ сам себя убивает? Зачем? И уже тогда, в те далекие годы И.А.Бунин отвечает:

«Страшно равнодушны были к народу во время войны, преступно врали о его патриотическом подъеме, даже тогда, когда и младенец не мог не видеть, что народу война осточертела. Откуда это равнодушие?  Между прочим, и от ужасно присущей нам беспечности, легкомысленности, непривычки и нежелания быть серьезными в самые серьезные моменты.  Длительным будничным трудом мы брезговали … А отсюда, между прочим, и идеализм наш, в сущности, очень барский, наша вечная оппозиционность, критика всего и всех: критиковать-то ведь гораздо легче, чем работать».

   Когда мы начали жить в режиме поглощения друг друга?

   Может быть,  не все люди  могут пройти  испытание властью?  И у некоторых из них развивается форма душевного расстройства? Мания величия, выращенная на нелепых идеях? И под влиянием бреда они теряют сдержанность?  Кричат, бранятся, производят публичные скандалы, устраивают войны? И везде видят заговоры? Удар властью, как  солнечный удар?  Извращается мышление  и все становится дозволенным?
 
   А работа, управление, взаимоотношения    становятся имитацией?

   — Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое….,  — поют русские офицеры, пытаясь славить свое спасение на барже, уплывающей в море.

   — И пусть поют. Очень даже символично, — говорит Розалия Самуиловна.
И уходит на дно лучший русский генофонд.

   Тогда… давно, как и сегодня,  на Украине…
 
    «Как это все случилось? Вот этими руками такую страну загубили?…» (И.А.Бунин) 

   Что ждет тебя, Украина?

Сколько сейчас здравомыслящих людей  на  Украине?  А «правителей»?
«Их (правителей) и всего-то сто тысяч наберется, а нас, сколько миллионов и ничего не можем». (И.Бунин)

   Я опять не могу сдержать слез, уже в который раз вспоминая затопленную баржу…

                        *******

  — Доброе утро, мам, — сын вышел из своей комнаты.

  — Утро доброе, дорогой. Сегодня столько снега, как ты доберешься на машине? Пробки…

Он нежно обнимает меня за плечи:

  — Это ты помнишь пустую Москву, поэтому для тебя пробки – проблема. А я сразу начинал с пробок. Мне не с чем сравнивать. И я  давно привык ездить неудобно.
 
   Он завтракает, а я смотрю на сад за окном:  сказочный, написанный   белым, мирный, Божий. Красными каплями на дорожке разбрызганы ягоды рябины – птичьи утехи. Собака носится по тропинкам,  разбрасывая ноги и пугая снегирей, в белом молоке неба уже  растворились звезды, крупные хлопья снега, как листья,  плавно опадают на подоконник.  Вот уже Катенька повела своего сыночка в садик. Ярко-синий комбинезон пятном движется по дорожке.
 
   Ах, да, в «Солнечном ударе» еще был мальчик Егорий, милый, добрый, рассудительный, богобоязненный. Он алтарничал  в Храме.  И, встретившись с поручиком,  вдруг получил  подтверждение Дарвиновской теории о происхождении видов.   В полном смятении,  практически в ужасе Егорий повторяет: « И  архиерей от обезьяны? И царь от обезьяны?»   То есть, если не от Бога и Бога нет, то можно себе позволить любое  животное поведение, можно все, что угодно…
 
   А   часы?  Как он испуган, как пытается не стать вором, как бежит, чтобы вернуть не свое. А в конце фильма, отдавая часы,  совершает большее падение – становится свидетелем и участником убийства огромного количества людей.  Ведь если Бога нет, то…

   «Из дьявольского мрака»   невозможно «родиться светлому будущему» (И.Бунин).

   Среди серых досок возле разбомбленного дома в Донецке моя  память вызволила  розового мишку,  который  навсегда остался без своей маленькой хозяйки…

   Почему добро так уязвимо? А зло так фундаментально?

   Я точно знаю, что можно жить  иначе.  Без войн, воровства, лжи, ненависти. И знаю это не я одна. Нас так много, но…

   Вчера был фильм о том, как в руку многим желающим на Западе  уже  вживляют чипы. И радостный голос за кадром говорил о том, что фантастика и мечта стольких поколений, наконец, очень скоро для всех станет реальностью…

   Какой же  разной может видеться реальность?
 
«Когда жар спадал и мы открывали окно, часть моря, видная из него между кипарисов, стоявших на скате под нами, имела цвет фиалки и лежала так ровно, мирно, что казалось, никогда не будет конца этому покою, этой красоте»  (И.Бунин).

  Мир может остаться  без людей…