Посеем семена добра…

Это блог о том, как остаться человеком в наше непростое время…

Мария Египетская

Написано в рубрике: Душа с душою говорит...,Поэзия — ilariya 12:11 дп в Среда, Апрель 12, 2017

Совместная работа Юлии Завадской и Эдуарда Дэлюжа.


                ПОКАЯНИЕ  –  ЭТО ТОЖЕ ЛЮБОВЬ


Дикая яблоня в цвету…
Горькие травы и жаркий песок собирает для икон и риз…
Шепчут губы обожженные солнцем…
Сердце её в белом цветении…
Ночи её в холоде страшном…
Пища её в тишине, что когда-то была забвением,
Убивала убивающих бесстрашием.
Слово её злаком падает в небо…
Вечные тени ей стелют дорогу уставшей…

Безлюдна и мрачна пустыня за рекой, в ней звери лютые приют себе находят…
Брел одиноко инок, убеленный сединой, на сорок дней оставленный здесь быть,
Чтоб каяться в грехах в Великий пост и с Неба получать прощение …
И, будто бы в его воображении, мелькнула тень в кустарнике колючем…
И испугавшись демона, он ниц упал на землю. Но вскоре встал с молитвой,
Призвав на помощь Божий Крест, отправился вдогонку, но догнать не мог…
Взмолившись, старец стал просить видение остановиться, чтоб дух перевести.
И вдруг услышал женский голос:
— Не подходи, я не одета. Кинь мне свой плащ и в сторону поди.
Он так и сделал. В скором времени она к нему спустилась.
— Кто ты? – спросил ее Зосима, — И что тут делаешь одна, в пустыне?
— Великой грешнице ты задаешь вопросы, — был ему ответ, — уж много лет,
Как мой дом здесь. В нем так редка вода и пища, что и тебя мне нечем угостить.
Так истрепалась вся моя одежда, что с неприкрытым телом я не могла
Спросить благословения у тебя, Зосима.
И старец, слыша это, поразился, тому, откуда знать могла она об имени его?
— Скажи мне: кто ты, — молвил он опять со страхом.
— Отверженная, та, что недостойна ступать и по пустыни, — был ответ.

Дикая яблоня в цвету…
Горькие травы и жаркий песок собирает для икон и риз…
Шепчут губы обожженные солнцем…
Сердце её в белом цветении…
Ночи её в холоде страшном…
Пища её в тишине, что когда-то была забвением,
Убивала убивающих бесстрашием.
Слово её злаком падает в небо…
Вечные тени ей стелют дорогу уставшей…
Там, где блудница стоит на коленях…
Не пред людьми, а перед Богом.
Голод и жажда…боль исступления…
Смиренное ложе на досках познания…
Что вам в ней смертные?
В женщине этой, бледной пророчице, ставшей молчанием.

Чей лик раскрывается в сердце твоем?
В ненаписанной книге читающей пророчества птичьи…
В ненаписанной книге, крещеной водой и огнем…
Там, где не хватает страниц подле заклания.
Воины твои — огонь и слеза…
Где — то в крови, в предсердии, в подреберье…
Вот они — Господа твоего глаза…Смотри ими…
Смотри ими в неверие.
Господа глаза, успевшие полюбить тебя, смертная…
В письмах твоих к нему пыль и вода…
В молитвах твоих к нему огонь и имена
Слов, вышитых каленою нитью рассвета.

Бог искал в нас глину, но нашел лишь песок и камень…
Он учил нас мужеству умирать, но мы убивали сами.
На коре дикой яблони слезы…
Священное детище сердца прорастает сквозь.
Священное детище в слезах и разрезах…
Покаяние — это тоже любовь.

Превосходящее жизнью живущих –
Это сердце, как оказалось, есть не у всех.
Как же удержать храм, где родилась любовь.
Как же удержать эту дикую яблоню в лоне жизни и смерти…
Где во всех льдах тают её шаги…
Где во всех водах сохнут её слезы…
Где во всех слезах отражается её солнце.
Где в каждом песке каменеет её тишина
То ли выдоха…то ли вдоха…
Письмена и круги…на воде кругами письмена.

Был горестно потуплен взор ее, она о жизни иноку поведала, смущаясь.
О том, как молодость ее прошла в желаниях и любодействах,
Как получала наслаждение от множества погубленных и совращенных ею душ,
А тело лишь к соитию готовилось с утра до ночи, о целомудрии, о Боге забывая…
И день за днем, и год за годом шло время в пляске ненасытной смерти,
Что дух ее пленила, в рабство обратив, и душу погубив еще при жизни…

А в руках твоих агнец вечности,
Агнец ищет в людях сердце.
Накорми его белой истиной…
Напои его белым пламенем…
Положи его в белое, чистое
Сердце, трапезой земной
израненное.

Как любит Небо избранных своих, к себе зовет, не уставая! И вот однажды,
Городской народ взобрался на корабль, чтоб, отплыть ко Храму, и там
достойно праздник провести: Кресту Господню поклониться и Тому,
Кто, взяв грехи людские на Себя, вернул Отцу отпавшее творенье,
Взойдя на Крест  по доброй воле.  Он не противился мучителям  Своим…
Она со всеми стала собираться, не для того, чтобы восславить Бога,
А для того, что было множество соблазна среди могучих, молодых мужчин.
Она не Бога выбирала, а всего лишь тело ликовало от предвкушения охоты.
Когда же все собрались возле Храма, она с паломниками устремилась внутрь войти,
Но, сколько ни пыталась, так и не сумела.
И ужас сердца, что Господь отверг, и одиночество, и мука так истерзали,
Что слезы покаяния, смывая грех с души, из глаз излились произвольно…
Взмолилась Богородице, ища единой помощи и правды о себе, преступной.
Но любит Бог своих детей и Матерь всех для них защита. Молитву приняли.
И тотчас же погибшая душа смогла войти во Храм: припасть к Кресту, чтоб испросить прощение.
В одно мгновение омылась благодатью душа ее и отреклась от мира, навек отринув то,
Что сердце так любило прежде.
Она ушла за Иордан, в пустыню, лишь с тремя хлебами…
 И тайною надеждой в сердце: очистив  душу, вымолить прощение.


В маске звериной возле сот влажных склоняются нелюди…
Ярость их на руках несет бедность…
А в руках твоих агнец вечности,
Агнец ищет в людях сердце.
Накорми его белой истиной…
Напои его белым пламенем…
Положи его в белое, чистое
Сердце, трапезой земной израненное.

На каком дереве тебе петь птицею
Выбирай – кругом деревья адовы и райские…
Кровь предсердия по рукам струится,
И вбивает линии стигматами.

Из сухой звонкой глины, обдуваемой ветром,
Обернись, посмотри — всюду стоит дерево…
Дерево, что ждет свою птицу…
Смесью эроса и земли обветренно.

Вязнут корни, летит обнаженное…
После чтения вещей остается молчание…
Пепел цветения в крыльях пчел…
Пепел пчел, летящих к прощанию…

И ты поднимаешь к небу молитву…
В голос поднимаешь ее бессловесную…
Ей так не хватает триединства..она в отчаянии…
С одной стороны она запредельность… с другой  —  существующее имя и место.

Между жестом твоим и ее мыслью — Сердце Бога.
Дрогнет ли оно, когда закончится время?
Удержись на ветру, ступая по воздуху,
Кающийся, божий, неверный.

Каждому дереву полагается птица…
Под корой дерево хранит голос своей птицы,
Прилетающей  к нему на венчание…
Из глубоко неба,  хранящего смысл.


Сорок с лишним лет, живя одна в пустыне, средь холода ночного, зноя днем,
Боясь зверей, то в голоде, то в жажде боролась с язвами, что истерзали душу…
И Бог свое любимое дитя воздвиг от вечной смерти, уже при жизни наградив дарами.
Смиренный инок видел, как в мольбе она стояла на воздусях, и как молитвы Господу творила,
Не зная грамоте, обученная  Небом.

Превосходящее жизнью живущих –
Это сердце, как оказалось, есть не у всех.
Как же удержать храм, где родилась любовь.
Как же удержать эту дикую яблоню в лоне жизни и смерти…
Где во всех льдах тают её шаги…
Где во всех водах сохнут её слезы…
Где во всех слезах отражается её солнце.
Где в каждом песке каменеет её тишина
То ли выдоха…то ли вдоха…
Письмена и круги…на воде кругами письмена.


Им суждено и надлежало повстречаться здесь же через год ,
Чтобы Святыми Тайнами скрепить союз души прощенной с Богом и ей  навечно
Уйти в обитель Света и Добра. Так и случилось. А по прошествии и следующего года
Смиренный инок отыскал нетленным тело.   Его  душа оставила давно. И лев,
Который охранял  святую, разрывши лапами могилу, стал иноку помощником в захоронении.
Теперь Зосима  тайну  знал:   отшельницу  зовут Мария.
Ведь рядом с телом он увидел надпись  —   в ней Небо открывало ее имя.
Чистейшая душа, которая в грехах могла погибнуть, Всевышней милостью,
Глубоким покаянием вернулась в Дом Отца, откуда видит нас и молится за всех.


Колыбельная фата твоя возлюблена и неподсудна.
Мне не хватит, наверное, дней рассказать безлюдью о людях…
О людях, стОящих Веры Твоей.

Написано в рубрике: Поэзия — ilariya 12:49 пп в Понедельник, Январь 25, 2016

Бывает, что встречи с замечательными людьми случаются с опозданием. Творчество Юрия Сергеева прошло мимо меня незамеченным. И я  искренне сожалею об этом. Те, кто еще не читал его книг и стихов, могут встретиться на страницах его прекрасных произведений с умным, добрым, русским патриотом, драматургом и поборником чести.

 

maxresdefault

 

 

 Воины Духа

Сквозь огонь и любую разруху,
Когда сердце уж чует беду,
Поднимаются Воины Духа
И народ наш к Победе ведут!

А Россия их помнит и верит,
Богородица путь их хранит.
Воин Духа – коварного зверя,
Как Георгий копьем поразит.

И всё зло под ударами рухнет,
Расцветет наша Родина вновь,
Потому что для Воинов Духа
Есть святое – к Отчизне любовь!

Есть пространство Великого Рода,
Есть Великий Славянский Завет,
И Великая Вера народа
В нашу русскую силу побед!

 

"За что солдаты проливали кровь?!" 

   

    За что солдаты проливали кро-овь?!
    Не лгите! Что их гнали, как баранов…
    Они все умирали за любовь.
    За верность получали свои раны!

    За что солдаты проливали кровь?!
    На танки шли бесстрашные, как Боги.
    Солдаты русские сражались за любовь!
    К Отчизне и родимому порогу…

    Пусть недруги от страха верещат,
    Опять пугают силою и злобой,
    Солдата русского ничем не застращать!
    Он землю любит, любит Мать и Бога…

    За что солдаты проливали кровь?!
    Захватчики — за барахло и деньги.
    А наши воевали за любовь
    К жене и ждущим их из боя детям…

    За что солдаты проливали кро-овь?!
    За поцелуй и первое свиданье,
    За отчий дом и русскую любовь.
    За Землю Русскую и Божье Мирозданье!

 

 

 

Россию не спешите отпевать,
Враги по нам не раз справляли тризны…
Но, всё-таки жива моя Отчизна!
Её не победить и не отнять!
Россию, не спешите отпевать…
История, напомнит вам о многом,
Святая Русь – вовек хранима Богом!
А вы, решили с Небом воевать?
Россию, не спешите отпевать…
Как только чаша русского терпенья,
Наполнится — вам станет не до пенья…
Ко всем чертям придётся удирать,
Россию, не спешите отпевать…
Нам надоела вонь шакальей стаи,
Мы ваши пакости прощать уже устали,
Довольно воровать и хватит лгать!
Россию, не спешите отпевать…
Она под Богородичным Покровом,
Отцов и дедов выстрадана кровью,
А русские – умеют воевать!
Россию, не спешите отпевать…!

 

 

Просто стихи

Написано в рубрике: Поэзия — admin 1:51 дп в Понедельник, Февраль 11, 2013

Я… свяжу тебе жизнь…
Из пушистых мохеровых ниток…
Я… свяжу тебе жизнь…
Не солгу ни единой петли…
Я… свяжу тебе жизнь…
Где… узором по полю молитвы…
Пожелания счастья…
В лучах… настоящей любви…
Я… свяжу тебе жизнь…
Из веселой меланжевой пряжи…
Я… свяжу тебе жизнь…
И потом… от души подарю…
Где… я нитки беру?
Никому… никогда… не признаюсь…
Чтоб… связать… тебе жизнь…
Я… тайком распускаю… свою…

 

ПОЭЗИЯ

Написано в рубрике: Поэзия — admin 7:32 пп в Четверг, Ноябрь 29, 2012

 

Гуляя по сайту  Стихи.ру : поэты — большое живое чудо, и встречи с ними не праздное занятие —  мне захотелось задержаться на страничке Ильи Коропа. Его стихи —  не только философия, не только созерцательные раздумья. В них виден личный, не чужой опыт. В них душа не спрятана, не укутана множеством изящной словесности, она открыта, уязвима и в этом — бесстрашна. Публикуя у себя некоторые из этих стихотворений, могу надеяться на то, что кому-нибудь захочется побродить в мире стихов этого автора на сайте, который очень известен и популярен.

Бог любит тебя – Поверь это так.
Не пробуй понять, за что и зачем,
А просто поверь, прими этот факт,
Покинь лабиринт тревог и проблем.

Казалось бы, вздор, казалось бы, блажь,
Ничтожная мысль, какой в этом толк –
Но ты словно стал невидим для зла,
Укрыт добротой, храним красотой.

Не властвует страх над сердцем твоим,
Рассеялась тьма, и стало светло –
Настроилась жизнь созвучьем одним,
Внезапно открыв значение слов:

Простые слова, но вслушайся в них,
Почувствуй тепло живого огня,
И смыслом иным согрей свои дни –
Бог любит тебя. Бог любит тебя!

 

 

 

Грядущее одно на всех –
Его на части не разделишь,
И кто бы что ни утверждал,
Мы все в ответе перед ним.
И пораженье, и успех,
Полёта высь, и боль паденья –
Одна судьба и неба даль,
Все дышим воздухом одним!

Мы все приносим в этот мир
Частичку собственного света,
Мы озаряем всё вокруг
Сияньем собственной души –
Зависит лишь от нас самих,
Что нам грядущее ответит,
Ведь нужно много сильных рук,
Чтоб не угасла в мире жизнь.

Усилья каждого – важны!
Работа каждого – священна! –
Лишь в единении живёт
Великий принцип Бытия.
Мы все грядущего сыны –
Любовь не знает исключений,
На миллионы долгих лет
Одна на всех у нас Земля!

 

 

 

Я не хочу писать других стихов,
Красивые слова простите мне.
Нам достает страданий и грехов –
Я больше не могу об этом петь.

Нас душит грязь и мелочный обман –
Так странно, что мы все еще живем.
Порою, кажется, что мы сошли с ума,
И это чувство крепнет с каждым днем.

Пусть, это самый бесполезный труд –
О пользе я давно уже забыл –
Пытаться мир преобразить вокруг,
Словно в пустыне вырастить сады.

Но не устану снова повторять,
Что лишь в Любви спасение от оков.
Иначе жить, наверное, нельзя –
Я не смогу писать других стихов.

 

 

Недолговечна память человечья,
Её всё время надо освежать –
В непониманье, жизнь свою калеча,
Глупцы навстречу гибели спешат.

Словно нам кто-то помнить запрещает,
Чтобы коварно нами управлять –
И мы покорно пьём вино несчастий,
И к ложным целям устремляем взгляд.

Мы вновь и вновь ошибки повторяем,
Пытаясь Богу что-то доказать –
И лишь когда опять беда нагрянет,
Мы поднимаем кроткие глаза,

Чтобы услышать мудрость наставлений
И вспомнить кто мы, где мы и зачем –
Чтоб ненадолго вырваться из плена
Чужим умом придуманных проблем.

Благословенный миг столь быстротечен,
Вновь позабыта хрупкая душа –
Недолговечна память человечья,
Её всё время надо освежать…

 

 

Не зная боль, ты счастье не оценишь,
Ведь ум всё время должен выбирать.
Чтоб насладиться влагой драгоценной,
Ты должен знать, сколь тягостна жара.

Ты не поймешь, сколь сладостна свобода,
Когда не знал неволи тяжкий груз.
Не зная горечь грусти безысходной,
Ты не увидишь красоту вокруг.

Но быть счастливым – это наше право,
И пелена страданий не нужна,
Чтобы увидеть, сколь безбрежна радость,
Что изначально Богом нам дана.

Искать не надо, ведь она повсюду –
Придёт сама, коль сердцем будешь чист.
Жизнь улыбнётся и подарит чудо –
Ведь красота свободна от причин.
 

 

Зачем тебе страдания других,
Чужая боль, чужое униженье –
Не больше чем игра воображенья,
Они ведь от тебя так далеки.

Чужое горе и чужая смерть –
Не больше чем картинки на экране.
Ты одного себя считаешь правым –
Спектакль печальный лучше не смотреть.

Не легче ль погрузиться вглубь себя,
Решать свои насущные проблемы –
Считать себя творцом своей вселенной,
Чужой бедою ум не бередя.

Но только знай, чужих страданий нет –
Ведь мир един, а мы его частицы.
Твоя отдельность тебе только снится,
А ты послушно заблудился в ней.

Твоё «я есмь» — ничтожно и мало,
Пока оно любовью не согрето,
В нём не найти и малой искры света,
Оно лишь горстка чьих-то странных слов.

Страданья мира – это общий груз,
Прими его без страха, и ты сможешь
Преодолеть завесу мыслей ложных,
И Радость общая твоих коснётся рук!
 

 

 

Каждый человек – своя  Вселенная
Полная прозрений и открытий.
Жизнь не отмеряется проблемами –
Ждут полёта радужные крылья!

Каждый человек – своя история,
Яркая игра противоречий.
Жизнь не ограниченна повторами –
Дремлет в каждом маленькая Вечность!

Каждый человек – своё звучание,
Сочетанье трепетных мелодий.
Воплощеньем смысла изначального,
Сквозь ошибки путь домой находит.

Каждый человек – своё сияние,
В Череде закатов и восходов,
Жизнь свою украсивший деяньями,
Близит радость единенья с Богом!
 

 

 

Трудно быть светлым среди людей –
Словно с тебя сорвали кожу,
Чуткое сердце, терзая ложью,
Кружит воинственный сонм теней.

Кружит, пытаясь, твой свет отнять,
И осквернить тебя, и унизить –
Им так мучительна твоя близость,
Словно для воска тепло огня.

Ты для них – вызов, живой упрёк.
Ты – подтвержденье их низкой фальши:
Напоминаешь их душам спящим,
Что неминуем расплаты срок.

Светлым быть трудно. И как же быть?
Выкрасить в серое свои крылья,
Верить лишь в сытое изобилье
И о горящей душе забыть?

Выбор мы делаем каждый миг:
Наши поступки, слова и мысли –
Если всё это не станет чистым,
Мало надежд, что спасётся мир!

 

 

Будет трудно, но ты одолеешь.
Будет больно, но ты превзойдёшь
Лицемерье предательской лени
И сомнений коварную ложь.

Ты сильней, ты гораздо сильнее,
Чем способен помыслить твой ум –
Продолжай,  и ты к сроку успеешь
Жизнь сложить, словно песню одну.

Всё, что было, останется в прошлом.
Все, что будет, – подарок судьбы.
Помни, истину знать невозможно –
Только быть в ней, восторженно быть!

Это проще, чем можно представить.
Это легче, чем можно сказать.
Ощутивший присутствие Тайны,
Никогда не вернётся назад.

Будет Радость, безбрежная Радость!
Будет счастья немеркнущий Свет!
Каждый день будет высшей наградой,
Если ты стал Собою в себе!

 

 

Если быть искренним, то до конца,
А, по-другому, зачем начинать?
Так возвращаются к нам чудеса
И отступает иллюзия сна.

Искренний с миром, с людьми и с собой –
Чист и свободен от страха и лжи.
Всё, что он делает – это любовь:
Пусть беззащитен, но несокрушим.

Знать и не делать – к чему тогда жить?
Тяжесть обмана – преступна вдвойне.
Не обижайся, ты сам заслужил
Глупость потерь и бессилия гнев.

Хрупкая грань, но меняется всё –
Мир превращается в жуткий кошмар.
Сам оскверняешь бессмертье своё,
Вытеснив радость игрою ума.

Ум – искушён, его козни – хитры:
Всё истолкует и всё исказит.
Пойман в ловушку своей же игры –
Ты о пощаде его не проси.

Искренний голос – посланник души:
Верят тебе, если веруешь сам.
Так начинается новая жизнь,
Но, если начал, иди до конца!

 

 

 

 

 

 

Алексей Степанович Хомяков

Написано в рубрике: Поэзия — admin 10:22 пп в Вторник, Май 29, 2012

 

ПОЭЗИЯ

 

РОССИИ

    
     "Гордись! — тебе льстецы сказали. —
     Земля с увенчанным челом,
     Земля несокрушимой стали,
     Полмира взявшая мечом!
     Пределов нет твоим владеньям,
     И,  прихотей твоих раба,
     Внимает гордым повеленьям
     Тебе покорная судьба.
     Красны степей твоих уборы,
     И горы в небо уперлись,
     И как моря твои озеры…"
     Не верь,  не слушай,  не гордись!
     Пусть рек твоих глубоки волны,
     Как волны синие морей,
     И недра гор алмазов полны,
     И хлебом пышен тук степей;
     Пусть пред твоим державным блеском
     Народы робко кланят взор
     И семь морей немолчным плеском
     Тебе поют хвалебный хор;
     Пусть далеко грозой кровавой
     Твои перуны пронеслись —
     Всей этой силой,  этой славой,
     Всем этим прахом не гордись!
     Грозней тебя был Рим великой,
     Царь семихолмного хребта,
     Железных сил и воли дикой
     Осуществленная мечта;
     И нестерпим был огнь булата
     В руках алтайских дикарей;
     И вся зарылась в груды злата
     Царица западных морей.
     И что же Рим? и где монголы?
     И,  скрыв в груди предсмертный стон,
     Кует бессильные крамолы,
     Дрожа над бездной,  Альбион!
     Бесплоден всякой дух гордыни,
     Неверно злато,  сталь хрупка,
     Но крепок ясный мир святыни,
     Сильна молящихся рука!
     И вот за то,  что ты смиренна,
     Что в чувстве детской простоты,
     В молчаньи сердца сокровенна,
     Глагол творца прияла ты, —
     Тебе он дал свое призванье,
     Тебе он светлый дал удел:
     Хранить для мира достоянье
     Высоких жертв и чистых дел;
     Хранить племен святое братство,
     Любви живительный сосуд,
     И веры пламенной богатство,
     И правду,  и бескровный суд.
     Твое всё то,  чем дух святится,
     В чем сердцу слышен глас небес,
     В чем жизнь грядущих дней таится,
     Начало славы и чудес!..
     О,  вспомни свой удел высокой!
     Былое в сердце воскреси
     И в нем сокрытого глубоко
     Ты духа жизни допроси!
     Внимай ему — и,  все народы
     Обняв любовию своей,
     Скажи им таинство свободы,
     Сиянье веры им пролей!
     И станешь в славе ты чудесной
     Превыше всех земных сынов,
     Как этот синий свод небесный —
     Прозрачный вышнего покров!
    
    

"Мы род избранный,  — говорили…"

    
     "Мы род избранный,  — говорили
     Сиона дети в старину. —
     Нам божьи громы осушили
     Морей волнистых глубину.
     Для нас Синай оделся в пламя,
     Дрожала гор кремнистых грудь,
     И дым и огнь,  как божье знамя,
     В пустынях нам казали путь.
     Нам камень лил воды потоки,
     Дождили манной небеса,
     Для нас закон,  у нас пророки,
     В нас божьей силы чудеса".
     Не терпит Бог людской годыни;
     Не с теми Он,  кто говорит:
     "Мы соль земли,  мы столб святыни,
     Мы божий меч,  мы божий щит!"
     Не с теми Он,  кто звуки слова
     Лепечет рабским языком
     И,  мертвенный сосуд живого,
     Душою мертв и спит умом.
    
     Но с теми Бог,  с кем Божья сила,
     Животворящая струя,
     Живую душу пробудила
     Во всех изгибах бытия;
    
     Он с тем,  кто гордости лукавой
     В слова смиренья не рядил,
     Людскою не хвалился славой,
     Себя кумиром не творил;
    
     Он с тем,  кто духа и свободы
     Ему возносит фимиам;
     Он с тем,  кто все зовет народы
     В духовный мир,  в господень храм!
    

ВОСКРЕСЕНИЕ ЛАЗАРЯ

    
     О Царь и Бог мой! Слово силы
     Во время оно Ты сказал,
     И сокрушен был плен могилы,
     И Лазарь ожил и восстал.
     Молю,  да слово силы грянет,
     Да скажешь "встань!" душе моей,
     И мертвая из гроба встанет
     И выйдет в свет твоих лучей!
     И оживет,  и величавый
     Ее хвалы раздастся глас
     Тебе — сиянью отчей славы,
     Тебе — умершему за нас!
    


РОССИИ

    
     Тебя призвал на брань святую,
     Тебя Господь наш полюбил,
     Тебе дал силу роковую,
     Да сокрушишь ты волю злую
     Слепых,  безумных, буйных сил.
    
     Вставай,  страна моя родная,
     За братьев! Бог тебя зовёт
     Чрез волны гневного Дуная,
     Туда,  где,  землю огибая,
     Шумят струи Эгейских вод.
    
     Но помни: быть орудьем Бога
     Земным созданьям тяжело.
     Своих рабов Он судит строго,
     А на тебя,  увы! как много
     Грехов ужасных налегло!
    
     В судах черна неправдой чёрной
     И игом рабства клеймена;
     Безбожной лести, лжи тлетворной,
     И лени мёртвой и позорной,
     И всякой мерзости полна!
    
     О,  недостойная избранья,
     Ты избрана! Скорей омой
     Себя водою покаянья,
     Да гром двойного наказанья
     Не грянет над твоей главой!
    
     С душой коленопреклоненной,
     С главой, лежащею в пыли,
     Молись молитвою смиренной
     И раны совести растленной
     Елеем плача исцели!
    
     И встань потом, верна призванью,
     И бросься в пыл кровавых сеч!
     Борись за братьев крепкой бранью,
     Держи стяг Божий крепкой дланью,
     Рази мечом-то Божий меч!
 

 

     Не говорите: "То былое,
     То старина, то грех отцов,
     А наше племя молодое
     Не знает старых тех грехов".
     Нет! Этот грех — он вечно с нами,
     Он в вас, он в жилах и крови,
     Он сросся с вашими сердцами —
     Сердцами, мертвыми к любви.
     Молитесь, кайтесь, к небу длани!
     За все грехи былых времён,
     За ваши каинские брани
     Ещё с младенческих пелён;
     За слёзы страшной той годины,
     Когда, враждой упоены,
     Вы звали чуждые дружины
     На гибель русской стороны;
     За рабство вековому плену,
     За рабость пред мечом Литвы,
     За Новград и его измену,
     За двоедушие Москвы;
     За стыд и скорбь святой царицы,
     За узаконенный разврат,
     За грех царя-святоубийцы,
     За разорённый Новоград;
     За клевету на Годунова,
     За смерть и стыд его детей,
     За Тушино, за Ляпунова,
     За пьянство бешеных страстей,
     За сон умов, за хлад сердец,
     За гордость тёмного незнанья,
     За плен народа; наконец,
     За то, что, полные томленья,
     В слепой терзания тоске,
     Пошли просить вы исцеленья
     Не у Того, в Его ж руке
     И блеск побед, и счастье мира,
     И огнь любви, и свет умов,
     Но у бездушного кумира,
     У мёртвых и слепых богов,
     И, обуяв в чаду гордыни,
     Хмельные мудростью земной,
     Вы отреклись от всей святыни,
     От сердца стороны родной;
     За всё, за всякие страданья,
     За всякий попранный закон,
     За тёмные отцов деянья,
     За тёмный грех своих времён,
     Пред Богом благости и сил
     Молитесь, плача и рыдая,
     Чтоб Он простил, чтоб Он простил!

     

Поэзия

Написано в рубрике: Поэзия — admin 11:20 пп в Четверг, Май 24, 2012

Иеромонах

 

 

 

Ни слов, ни дум — всего лишён,

И не жалею об утрате:

Душе настолько хорошо,

Что не вмещает Благодати!

 

И Свет, и Жизнь — не умолчать!

На Красоту не насмотреться!

И хочется весь мир обнять

Своим помилованным сердцем!

 

 

 

Отцу Николаю с благоговением

Святая ночь! Блаженство и покой!
Стою один под куполом бездонным.
И Млечный Путь Над мирною рекой
Несёт себя к туманам отдалённым.

Ни ветерка, ни звука, ни души.
Снега, снега повсюду под луною.
Забытый скит. Свеча в окне дрожит.
Следы зверей, ещё не зримых мною.

Величие мертво? без тишины.
Она таит пути Богопознанья.
Созвездия застыли у сосны,
Снежинки озаряя ликованьем.

Из этих мест до Вечности — рукой.
Её дыханье за ближайшим стогом…
Святая ночь! Блаженство и покой.
Стою один. И сердце знает Бога.

14 февраля 1994. Скит Ветрово
 

 

Великий путь.

 

Хотел пойти путём Великим,

Теснил железом плечи, грудь…

Чрез годы отложил вериги —

Не на плечах Великий путь.

 

Спал на земле зимой и летом,

Но не сподобился ничуть.

Оставил также подвиг этот —

Не на боках Великий путь.

 

Когда ж изгнал гостей незваных

И смог дитём к Отцу прильнуть,

Тогда пропел душой: Осанна! —

В любви к Христу Великий путь,

 

17 апреля 2006 г., скит Ветрово

Иеромонах Роман

 

 

ПОЭЗИЯ

Написано в рубрике: Поэзия — admin 6:00 пп в Суббота, Май 19, 2012

М.Ю.Лермонтов

 

М. Ю. Лермонтов

Пророк

С тех пор, как Вечный Судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья, —
В меня все ближние мои
Бросали бешенно каменья.

Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром Божьей пищи.

Завет Предвечнаго храня,
Мне тварь покорна там земная,
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.

Когда ж чрез шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:

"Смотрите, вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами;
Глупец — хотел уверить нас,
Что Бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него,
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!"

 

певец руской земли

Сергей Есенин

 

За горами, за желтыми долами

За горами, за желтыми долами
Протянулась тропа деревень.
Вижу лес и вечернее полымя,
И обвитый крапивой плетень.

Там с утра над церковными главами
Голубеет небесный песок,
И звенит придорожными травами
От озер водяной ветерок.

Не за песни весны над равниною
Дорога мне зеленая ширь —
Полюбил я тоской журавлиною
На высокой горе монастырь.

Каждый вечер, как синь затуманится,
Как повиснет заря на мосту,
Ты идешь, моя бедная странница,
Поклониться любви и кресту.

Кроток дух монастырского жителя,
Жадно слушаешь ты ектенью,
Помолись перед ликом Спасителя
За погибшую душу мою.
 

Поэзия

Александр Сергеевич Пушкин

"Отче наш"

Я слышал — в келии простой
Старик молитвою чудесной
Молился тихо предо мной:
"Отец людей, Отец Небесный!
Да имя вечное Твое
Святится нашими сердцами;
Да придет Царствие Твое,
Твоя да будет воля с нами,
Как в небесах, так на земли.
Насущный хлеб нам ниспошли
Своею щедрою рукою;
И как прощаем мы людей,
Так нас, ничтожных пред Тобою,
Прости, Отец, Своих детей;
Не ввергни нас во искушенье,
И от лукавого прельщенья
Избави нас!.."

Перед крестом
Так он молился. Свет лампады
Мерцал впотьмах издалека,
И сердце чуяло отраду
От той молитвы старика.
 

Поэзия

 Петр Андреевич Вяземский

Молитва

Господи! Избави мене всякого неведения и забвения, и малодушия, и окамененного нечувствия.
Господи! Даждь ми слезы и память смертну и умиление…

(Из молитвы Иоанна Златоустого)

 

Бывают дни, когда молиться так легко,
Что будто на душу молитвы сходят сами,
Иль Ангел, словно мать младенцу на ушко
Нашептывает их с любовью и слезами.

В те дни нам жизнь ясней и внутренним глазам
Доступней Промысла таинственная книга,
И чище радость в нас, и крест не в бремя нам,
И благ тяжелый гнет возлюбленного ига.

Бывают дни, когда мрак на душе лежит;
Отяжелевшая и хладная как камень,
Она не верует, не любит, не скорбит
И не зажжется в ней молитвы тихий пламень.

Хранитель Ангел мой! Не дай мне в эти дни
Пред смертью испытать последнее сомненье
И от души моей ты немощь отжени
И хлад неведенья и чувств окамененье.

Но теплых слез во мне источник обнови,
Когда остынет он в дремоте лени томной;
Дай умиленье мне молитвы и любви,
Дай память смертную, лампаду в вечер тёмный!

 

С праздником ПОБЕДЫ!

Написано в рубрике: Поэзия — admin 6:56 пп в Вторник, Май 8, 2012

Праздник  для всех!

 

Я порою себя ощущаю связной
Между теми, кто жив
И кто отнят войной…
Я — связная.
Бреду в партизанском лесу,
От живых
Донесенье погибшим несу.

ЕЛКА

На втором Белорусском еще продолжалось затишье,
Шел к закату короткий последний декабрьский день.
Сухарями в землянке хрустели голодные мыши,
Прибежавшие к нам из сожженных дотла деревень.

Новогоднюю ночь третий раз я на фронте встречала.
Показалось — конца не предвидится этой войне.
Захотелось домой, поняла, что смертельно устала.
(Виновато затишье — совсем не до грусти в огне!)

Показалась могилой землянка в четыре наката.
Умирала печурка. Под ватник забрался мороз…
Тут влетели со смехом из ротной разведки ребята:
— Почему ты одна? И чего ты повесила нос?

Вышла с ними на волю, на злой ветерок из землянки.
Посмотрела на небо — ракета ль сгорела, звезда?
Прогревая моторы, ревели немецкие танки,
Иногда минометы палили незнамо куда.

А когда с полутьмой я освоилась мало-помалу,
То застыла не веря: пожарами освещена
Горделиво и скромно красавица елка стояла!
И откуда взялась среди чистого поля она?

Не игрушки на ней, а натертые гильзы блестели,
Между банок с тушенкой трофейный висел шоколад…
Рукавицею трогая лапы замерзшие ели,
Я сквозь слезы смотрела на сразу притихших ребят.

Дорогие мои д`артаньяны из ротной разведки!
Я люблю вас! И буду любить вас до смерти,
                    всю жизнь!
Я зарылась лицом в эти детством пропахшие ветки…
Вдруг обвал артналета и чья-то команда: "Ложись!"

Контратака! Пробил санитарную сумку осколок,
Я бинтую ребят на взбесившемся черном снегу…

Сколько было потом новогодних сверкающих елок!
Их забыла, а эту забыть не могу…

Нет, это не заслуга, а удача
Стать девушке солдатом на войне.
Когда б сложилась жизнь моя иначе,
Как в День Победы стыдно было б мне!

С восторгом нас, девчонок, не встречали:
Нас гнал домой охрипший военком.
Так было в сорок первом. А медали
И прочие регалии потом…

Смотрю назад, в продымленные дали:
Нет, не заслугой в тот зловещий год,
А высшей честью школьницы считали
Возможность умереть за свой народ.

                 Юлия Друнина

Для нас, кто не знает войны…

Написано в рубрике: Поэзия — admin 8:28 дп в Воскресенье, Май 6, 2012

Вечный огонь

Сергей Орлов

Когда это будет, не знаю:
В краю белоногих берез
Победу девятого мая
Отпразднуют люди без слез.
Поднимут старинные марши
Армейские трубы страны,
И выедет к армии маршал,
Не видевший этой войны.
И мне не додуматься даже,
Какой там ударит салют,
Какие там сказки расскажут
И песни какие споют.
Но мы-то доподлинно знаем,
Нам знать довелось на роду,-
Что было девятого мая
Весной в сорок пятом году.

Старый снимок
Нашел я случайно в столе
Среди справок
В бумажной трухе, в барахле.

Старый снимок далеких,
Но памятных лет.
Ах, каким я красивым
Был тогда на земле!

Шлем ребристый кирзовый
Да чуб в три кольца,
Зубы белой подковой,
Веснушки, что солнца пыльца.

Не целован еще
И ни разу не брит,
Крепко через плечо
Портупеей обвит.

Вдаль гляжу я веселый,
Прислонившись к броне,
Среди сосен и елок,
На великой войне.

Светит солнце на траках,
Дымится броня.
Можно просто заплакать,
Как мне жалко меня.

Время крепости рушит,
А годы летят…
Ах, как жаль мне веснушек
Ржаной звездопад!
 

 

Юлия Друнина

 

Судный час

Покрывается сердце инеем —
Очень холодно в судный час…
А у вас глаза как у инока —
Я таких не встречала глаз.

Ухожу, нету сил.
Лишь издали
(Все ж крещеная!)
Помолюсь
За таких вот, как вы,-
За избранных
Удержать над обрывом Русь.

Но боюсь, что и вы бессильны.
Потому выбираю смерть.
Как летит под откос Россия,
Не могу, не хочу смотреть!
 

 

И откуда
Вдруг берутся силы
В час, когда
В душе черным-черно?..
Если б я
Была не дочь России,
Опустила руки бы давно,
Опустила руки
В сорок первом.
Помнишь?
Заградительные рвы,
Словно обнажившиеся нервы,
Зазмеились около Москвы.
Похоронки,
Раны,
Пепелища…
Память,
Душу мне
Войной не рви,
Только времени
Не знаю чище
И острее
К Родине любви.
Лишь любовь
Давала людям силы
Посреди ревущего огня.
Если б я
Не верила в Россию,
То она
Не верила б в меня.

 

Запас прочности

До сих пор не совсем понимаю,
Как же я, и худа, и мала,
Сквозь пожары к победному Маю
В кирзачах стопудовых дошла.

И откуда взялось столько силы
Даже в самых слабейших из нас?..
Что гадать!— Был и есть у России
Вечной прочности вечный запас.

Бинты

Глаза бойца слезами налиты,
Лежит он, напружиненный и белый,
А я должна приросшие бинты
С него сорвать одним движеньем смелым.
Одним движеньем — так учили нас.
Одним движеньем — только в этом жалость…
Но встретившись со взглядом страшных глаз,
Я на движенье это не решалась.
На бинт я щедро перекись лила,
Стараясь отмочить его без боли.
А фельдшерица становилась зла
И повторяла: "Горе мне с тобою!
Так с каждым церемониться — беда.
Да и ему лишь прибавляешь муки".
Но раненые метили всегда
Попасть в мои медлительные руки.

Не надо рвать приросшие бинты,
Когда их можно снять почти без боли.
Я это поняла, поймешь и ты…
Как жалко, что науке доброты
Нельзя по книжкам научиться в школе!

Ты вернешься

Машенька, связистка, умирала
На руках беспомощных моих.
А в окопе пахло снегом талым,
И налет артиллерийский стих.
Из санроты не было повозки,
Чью-то мать наш фельдшер величал.

…О, погон измятые полоски
На худых девчоночьих плечах!
И лицо — родное, восковое,
Под чалмой намокшего бинта!..

Прошипел снаряд над головою,
Черный столб взметнулся у куста…

Девочка в шинели уходила
От войны, от жизни, от меня.
Снова рыть в безмолвии могилу,
Комьями замерзшими звеня…

Подожди меня немного, Маша!
Мне ведь тоже уцелеть навряд…

Поклялась тогда я дружбой нашей:
Если только возвращусь назад,
Если это совершится чудо,
То до смерти, до последних дней,
Стану я всегда, везде и всюду
Болью строк напоминать о ней —
Девочке, что тихо умирала
На руках беспомощных моих.

И запахнет фронтом — снегом талым,
Кровью и пожарами мой стих.

Только мы — однополчане павших,
Их, безмолвных, воскресить вольны.
Я не дам тебе исчезнуть, Маша, —
Песней
       возвратишься ты с войны!

На носилках, около сарая,
На краю отбитого села,
Санитарка шепчет, умирая:
— Я еще, ребята, не жила…

И бойцы вокруг нее толпятся
И не могут ей в глаза смотреть:
Восемнадцать — это восемнадцать,
Но ко всем неумолима смерть…

Через много лет в глазах любимой,
Что в его глаза устремлены,
Отблеск зарев, колыханье дыма
Вдруг увидит ветеран войны.

Вздрогнет он и отойдет к окошку,
Закурить пытаясь на ходу.
Подожди его, жена, немножко —
В сорок первом он сейчас году.

Там, где возле черного сарая,
На краю отбитого села,
Девочка лепечет, умирая:
— Я еще, ребята, не жила…

 

Я принесла домой с фронтов России
Веселое презрение к тряпью —
Как норковую шубку, я носила
Шинельку обгоревшую свою.

Пусть на локтях топорщились заплаты,
Пусть сапоги протерлись — не беда!
Такой нарядной и такой богатой
Я позже не бывала никогда…

От имени павших

(На вечере поэтов, погибших на войне)

Сегодня на трибуне мы — поэты,
Которые убиты на войне,
Обнявшие со стоном землю где-то
В своей ли, в зарубежной стороне.
Читают нас друзья-однополчане,
Сединами они убелены.
Но перед залом, замершим в молчанье,
Мы — парни, не пришедшие с войны.
Слепят "юпитеры", а нам неловко —
Мы в мокрой глине с головы до ног.
В окопной глине каска и винтовка,
В проклятой глине тощий вещмешок.
Простите, что ворвалось с нами пламя,
Что еле-еле видно нас в дыму,
И не считайте, будто перед нами
Вы вроде виноваты, — ни к чему.
Ах, ратный труд — опасная работа,
Не всех ведет счастливая звезда.
Всегда с войны домой приходит кто-то,
А кто-то не приходит никогда.
Вас только краем опалило пламя,
То пламя, что не пощадило нас.
Но если б поменялись мы местами,
То в этот вечер, в этот самый час,
Бледнея, с горлом, судорогой сжатым,
Губами, что вдруг сделались сухи,
Мы, чудом уцелевшие солдаты,
Читали б ваши юные стихи.

 

Вечная слава

Написано в рубрике: Поэзия — admin 8:35 дп в Четверг, Сентябрь 15, 2011

Вечность

П. Орлов

 

Научиться любить –
Это самое важное дело –
Отдавать, никогда
Не желая взамен ничего.
Лишь с любовью в душе
Быть счастливым, свободным и смелым
Может тот человек,
У которого сердце живо.

Научившись любить,
Вы поймете, что ваши проблемы –
Пустяки, и что жизнь
Из другого совсем состоит.
И когда в восхищенье
Вы станете кротки и немы,
Вас не будет тревожить,
Что смерть на пороге стоит.

Все страданья и боль
Перестанут для вас что-то значить
По сравненью с блаженством,
Которое в сердце войдет.
Только так стоит жить.
Только так, господа. А иначе
Жизнь – назойливый рой
Бесконечных проблем и забот.

               ххх

Жизнь – приключенье. В ней
Не может быть потерь,
Ведь никогда ничто
Нам не принадлежало.
И каждый Божий день
Нам отворяет дверь,
Чтобы душа свой путь
Сквозь вечность продолжала.

             ххх

В мире вечной любви
Океаны зеленой травы.
В мире вечной любви
Острова васильков и ромашек.
В мире вечной любви
Были прежде когда-то и вы.
Пусть мир вечной любви
К вам вернется из памяти вашей.

В мире вечной любви
По утрам золотая роса.
И на пять голосов
Там кукуют на ветках кукушки
В мирных, вечносчастливых
И пахнущих медом лесах.
И играет свирель
На поляне у самой опушки.

В мире вечной любви
Что ни слово, то дивная песнь.
В мире вечной любви
Что ни шаг, то изысканный танец.
В мире вечной любви
Не известны ни зависть, ни спесь.
Пусть вернуться туда
Вашим главным желанием станет.

В мире вечной любви
Не идут никакие часы.
Каждый миг – это вечность,
А вечность – всего лишь мгновенье.
Этот радостный мир –
Эпицентр бесконечной красы,
Самой чистой любви,
Понимания и вдохновенья.


Следующая страница »