Посеем семена добра…

Это блог о том, как остаться человеком в наше непростое время…

С праздником!

Написано в рубрике: Душа с душою говорит... — admin 4:14 пп в Понедельник, Июль 18, 2011

к началу службы

Мы вошли на территорию Иосифо-Волоцкого монастыря под колокольный звон, зовущий на праздник в честь обретения мощей Преподобного Сергия игумена Радонежского.

О красоте этого монастыря  попробую написать по приезде в Москву. И привезу фотографии. А пока всех-всех поздравляю с праздником!

Икона на стене монастыряИкона

Отвечая на письма

Написано в рубрике: Отвечая на письма — admin 11:03 пп в Четверг, Июль 14, 2011

к размышлению

 

   Ко мне приходили письма, на которые было трудно не ответить. Были и такие, которые оставались без внимания. И это был совершенно осознанный выбор. Вот уже несколько дней я думаю над тем, стоит ли отвечать на присланное письмо. Не потому, что не знаю, как ответить, а потому,  что моя позиция по этому вопросу и так понятна, если читать блог. Так почему пришло это письмо? Это  приглашение к диалогу? Это желание услышать еще одну  точку зрения? Это искушение?  Когда я думала об этом, то писать ответ мне казалось не нужным. Но потом пришла еще одна мысль: может быть автор в поиске? Может быть он каким-то образом  хочет найти для  себя  ответ-отношение к подобному явлению и просто расширяет аудиторию опроса? И тогда пришло решение ответить на письмо в блоге.

   "Вы разделяете точку зрения Николая Троицкого или нет?"

   Для тех, кто "не в курсе". Николай Троицкий — журналист, который был уволен с работы за то, что у себя в блоге написал о своем отношении к гей-парадам. И о своем отношении к явлению, как к таковому.

   Мне приходилось часто слышать от людей приблизительно такие слова: "Это больные люди. Против генетики ничего не сделать. И мужчины и женщины с аномальными пристрастиями  имеют право на личный выбор".

   Думаю, что если проблема формулируется таким образом, то до сути  явления не добраться. Прежде всего, потому, что не всякая страсть — болезнь, в том аспекте, в котором мы привыкли говорить о болезни. С одной стороны — наркомания и алкоголизм — это болезнь? С другой стороны — это одержание? Страсть — это болезнь или одержание?

   Если обратиться к психиатрии, то с точки зрения науки гомосексуализм — не есть болезнь. А вот с точки зрения Апостольской Церкви — это страсть. Духовная болезнь. Или, мягче, — грех. И, учитывая, что грех — это в переводе — ошибка,  мы имеем дело с ошибочным явлением. Или с людьми, которые совершали или совершают ошибку. Против природы, против закона Божия, против своего вида. Потому что  аномалия  в природе вида  не повод для утверждения определенной формы поведения всем, и "больным" и "здоровым".

   В который раз убеждаюсь, что легче всего запутать проблему — это все смешать в кучу. Вот с этой "кучей" сегодня мы и имеем дело. Выяснили. Это явление — не болезнь. Теперь о выборе. Я всегда была за свободу выбора. Каждый решает для себя, чего он ждет от жизни здесь, во что он верит и на что надеется там. И если кто-то выбирает небытие — это его осознанный выбор. Часто выбор  определяется взглядами, за которыми следует и выбранная форма поведения. Эти люди, то есть "меньшинства," сделали свои выборы. Это их право. Но им этого мало. Они хотят "усилить" свои права за счет ущемления прав других людей, которых большинство. И не просто защитить свои права, но и  навязать некоторую "философию" тех грехов-ошибок, в системе которых они живут сами. Конфликт внутри одного вида. Причем конфликт меньшинства с большинством. Нелогично. Хотя бы потому, что трудно понять такую однобокую  толерантность. Мы по отношению к ним — "да", а они по отношению к нам — "нет". Они хотят "узаконить" грех, то есть ошибку. Они хотят предоставить зеленую улицу для тех, кто пойдет вслед за ними, ошибаясь и ошибаясь.

   Итак, не больны, сознательно выбрали содомский грех, осознанно требуют его узаконить, поведение явно демонстративное и лишено стыда, скорее вызывающе насмешливое. Чем большее число людей будет "всерьез" реагировать, тем приятнее "бузить". 

   На что это похоже? Если вспомнить слова Святых Отцов о том, как "гнусны и наглы бесы", картинка выстраивается сама собой.

   Так что же с нами происходит? Мы — безглазы? Или — бездушны? Или невежественны? Или нас в действительности осталась малая горстка, тех, кто не хочет "идти на совет нечистивых"? Почему позиция "двойных стандартов" кочует из политики в нравственность?

   Жалко их? Очень. До слез. Как людей, как сестер и братьев. Правы они?  Для меня — однозначно, НЕТ. Все это еще одна иллюстрация того, что грех делает с человеком. Что делает и каковы последствия. Человек становится духовно слепым. Неужели люди, одержимые страстями, все еще пытаются выиграть войну с Богом? С Его законами и заповедями. Ведь в конечном счете они же не друг с другом воюют. И не за себя лично. Просто, с великому сожалению, им не  дано видеть своих "кукловодов".

  А теперь могу ответить на вопрос. Я полностью разделяю точку зрения Николая Троицкого и поддерживаю его в том, что касается его личного выбора, взглядов и позиции. Не могу только принять одного — "уничтожения" бомбами или чем-либо еще. Просто потому, что это — Божье дело, принимать подобные решения.

С праздником!

Написано в рубрике: Душа с душою говорит... — admin 3:54 пп в Вторник, Июль 12, 2011

Молите Бога о нас грешных

Апостолов первопрестольницы, и вселенныя учителие, Владыку всех молите, мир  вселенней даровати, и душам нашим велию милость.

 

Твердыя и боговещанныя проповедатели, верх апостолов Твоих, Господи, приял еси в наслаждение благих Твоих и покой; болезни бо онех и смерть приял еси паче всякаго всеплодия, Едине сведый сердечная.

 

Величаем вас, апостоли Христовы Петре и Павле, весь мир ученьми своими просветившия и вся концы ко Христу приведшия.

Пути-дороги

Написано в рубрике: На вольную тему — admin 1:51 пп в Воскресенье, Июль 10, 2011

место встречи

   Еще зимой, наблюдая падающий снег, когда каждая снежинка летит по своей траектории, но весь снег упорядоченно падает на землю, я подумала, что это очень похоже на дорогу ко Христу. Путь — один, но он состоит из великого множества тропинок, по которым продвигаются на встречу с Богом  христиане.  И в этом смысле, путь каждого — неповторим, индивидуален, одинок, если вдуматься. И нет повторения этих личностных путей. Поэтому, изучать путь в целом — важно. Но не менее значимо найти свою, не похожую ни на чью тропинку, и, исполнив волю Божию, пройти по ней до самого конца.

   Виктор с самого детства хотел быть врачом. Когда мальчишки играли в войнушку, гоняли мяч по школьному двору или сидели с удочками на берегу заросшего деревенского пруда, Виктор лечил птицам перебитые крылья, мазал ранки котам странного вида снадобьем собственного производства, и даже вылечил обожженный бок Пушку, который бдительно охранял проходную на фабрике. Его дразнили собачьим доктором. А он мечтал лечить людей. Семья у него была обычная, мать с утра до вечера пропадала на фабрике, отец, инвалид Отечественной войны, работал сторожем на проходной той же фабрики. Люди они были православные и сына воспитывали с рождения в любви ко Христу.

    60-е годы были очень непростыми. Методичное гонение на Церковь было политикой правящей партии. Хрущев обещал, что не останется ни одного "попа". Храмы закрывались, священники ссылались, арестовывались, даже детей крестили тайно, чтобы не потерять работу или не навлечь на семью немилость властей. 

   Виктор окончил школу, сдал экзамены и поступил в Днепропетровский медицинский институт.  Учился он легко, с большой охотой, ровно и твердо идя к поставленной цели. Каждое утро перед занятиями, заходил он в Храм Божий, молился, читал Апостола, потом шел на лекции. Своих религиозных убеждений не скрывал. На первых порах, учитывая его уникальные способности, профессора пытались закрывать глаза на эту "странность" студента-отличника. Но на лекциях по научному коммунизму, где Виктор открыто шел на конфронтацию с ложью, не замечать его  убеждений уже было просто невозможно. Его вызывали в деканат, с ним беседовали однокурсники и секретарь комсомольской организации. Ответ всегда был один и тот же: " Я буду лечить людей, а мои личные убеждения касаются только меня одного".

   Так он дошел до последнего курса медицинского института. И тут в институт пришла бумага, в которой говорилось о том, что профессорско-преподавательский состав института обладает крайней политической близорукостью, поскольку обучает студента с крайне неблагонадежными взглядами на жизнь. Доверить здоровье советских людей такому врачу-варвару просто не представляется возможным. И Виктор был отчислен с последнего курса с формулировкой — "за религиозные убеждения".

   Для кого-то этот удар мог бы стать роковым. Но Виктор не бросил учебу. Он продолжал ходить на все лекции, и, сидя под окнами, тщательно все конспектировал. Его не гнали, просто удивлялись такой настойчивости. Он написал письмо в Москву  уполномоченному по делам религии, где подробно рассказал о своей учебе в институте и непрестанных гонениях. Ответ, который пришел не к нему, а прямо в институт, поразил всех своей неожиданностью. Приказывали восстановить студента Виктора Пр…ва и допустить к сдаче государственных экзаменов. После восстановления в институте и перед государственными экзаменами Виктор решил поехать за благословением к старцу.

     В это время в Жировицкий монастырь был сослан Владыка ….. , чтобы доживать свою жизнь на покое и подальше от советских людей, которые по непонятным для властей причинам толпами приезжали к нему за советами и благословениями. Владыка был очень высокой духовной жизни и  имел дар прозорливости. Вот Виктор и поехал к нему за советом. Нужно сказать, что к Владыке была приставлена охрана, дабы уберечь "темных" людей от бесед со старцем. Власти тщательно охраняли внутренний мир советского человека от "дурного и растленного влияния". Поэтому с каждым днем было все сложнее добиваться встречи с Владыкой.

    Матушки  из монастыря рассказали Виктору, что Владыка после братского молебна приходил и прикладывался к Образу Жировицкой Матери Божией, именно в этот момент к Владыке можно было обратиться, но охрана всячески препятствовала этому. 

 

   Виктор разузнал обо всем и пришел точно в назначенный час. Он ждал  вместе с остальными. В тот самый миг, когда Владыка поравнялся с ним, он крепко схватил его за рукав рясы со словами: "Владыка Святый, Вы меня приглашали, я долго к Вам добирался". И пока охрана пыталась оттеснить всех, кто хотел воспользоваться этим моментом, чтобы задавать свои вопросы, Владыку с Виктором "притащили" к двери в келью, и Виктор "проскользнул" вслед за достославным архиереем, крепко держа его за рукав рясы. Там он начал рассказывать всю свою историю. Внимательно и молча слушал его Владыка, а потом и говорит: "Экзамен тебе сдать не дадут. Получишь справку и поедешь туда, куда Макар овец не гонял. Не сопротивляйся. Это твой путь. Господь все управит, если противиться не станешь. Запомни, твоя задача принимать все, как должное".

    Виктор вернулся в институт, подготовленный к тем трудностям, которые его должны были ожидать впереди.

   Начались государственные экзамены.  Какое отношение Научный коммунизм имел к работе врача, ответить сложно. Но экзамен этот был и считался одним из главных. На нем Виктора опять "срезали", потому что Он продолжал говорить о своих убеждения .Как и предсказал Владыка,  дали ему справку о том, что он прослушал курс медицинского института. Диплома так и вручили. Под традиционное распределение он тоже не попадал. Но чтобы восполнить недостающий медперсонал в отдаленных и заброшенных районах, предложили ехать фельдшером в далекий аул на Памире, куда попасть можно было только с помощью  вертолета.  Виктор согласился. "Сбросили" его, вместе с мешками нехитрых медикаментов и забыли про его существование.

   В течение нескольких лет работал молодой врач один за всех. И роды принимал и зубы лечил и операции делал и кости сращивал. Когда приходил вертолет с "большой земли" выписывал себе все новые медицинские журналы и книги, чтобы быть в курсе последних достижений медицины.

   А тем временем слава о чудо-докторе переносилась из аула в аул. Стали к нему привозить больных из самых отдаленный районов. И за все это время не было у доктора-Виктора ни одного случая с летальным исходом.  Так прошло лет десять. И слава о нем дошла до Ташкента. В один из дней получил он письмо, в котором очень известный хирург приглашал его к себе в ташкентскую клинику.  Виктор, помня наставления Жировицкого старца, послушно отправился в путь. По приезде в Ташкент, он встретился с  профессором, который предложил ему ассистировать в сложнейшей операции. Очень волновался Виктор, но согласился.

   Во время операции профессор был удивлен навыками и талантом молодого хирурга и с середины операции предложил Виктору вести и закончить ее самостоятельно. А сам просто остался присутствовать при этом. Виктор все сделал безукоризненно. Удивляясь все больше и больше, профессор пригласил Виктора к себе в гости. Он стал расспрашивать молодого врача, где он учился, какие планы строит на будущее. Тот ему все о себе и рассказал. Тогда профессор предложил Виктору остаться на его кафедре и завершить свое образование в Ташкентском университете. Так вместо медицинского института упорный доктор получил диплом врача известного на всем юге университета. Да к этому и место на кафедре, где мог начать заниматься исследовательской деятельностью. С этого момента он стал разрабатывать новый метод лечения в пульмонологии.

   Как-то раз, когда они вместе сидели за чаем, профессор спросил Виктора, что послужило причиной его упорства и несгибаемой воли.  И тогда Виктор рассказал учителю и другу о своих убеждениях и вере в Бога. А еще он сказал, что встретил в своей жизни "дедушку", который и рассказал ему, в чем состоит его личный путь.

   — Знаешь,- задумчиво произнес учитель, — у меня ведь тоже есть "дедушка", которого я очень люблю и во всем слушаюсь. А давай-ка поедем к твоему, — добавил он с улыбкой.

Дело было в том, что Владыка уже долгие годы был духовным отцом этого профессора.

   Ехали они через Москву. Дело было накануне дня памяти Преподобного Сергия Радонежского. Решили они вместе заехать в Троице- Сергиеву Лавру, чтобы поклониться мощам Преподобного.

   По приезде в монастырь, сразу прошли к Троицкому собору, где находились мощи Преподобного Сергия. И когда, приложившись, выходили из Храма, навстречу к ним шла милая девушка, которая тоже приехала на праздник из Москвы.Профессор радостно улыбнулся. Он никак не ожидал встретить тут свою племянницу. Они вместе побыли на празднике, очень тепло расстались и дядя обещал на обратном пути заехать в гости к своей московской родне.

   Владыка встретил паломников тепло и радостно. Эти годы уже не были столь опасны для людей, его посещавших. Охраны больше не было. Владыка доживал в монастыре на покое. Пока они пили чай и беседовали, старец спросил Виктора:

   — А что ж  ты, милый, пока не женат? И на примете никого нет?

Виктор ответил, что нет у него никого на примете, да и возможности заводить семью тоже не было, ни дома, ни денег. 

    — А та девушка, что вы в Лавре встретили, тебе как? — спросил старец.

    — Хорошая девушка, — смущенно ответил Виктор.

   — Вот и жена тебе до конца дней, — тепло улыбнулся Владыка.

И благословил на супружество.

   Возвращались учитель и ученик через Москву. Виктор так и остался там в центре города в огромной квартире, где когда-то жила семья профессора. Где жил его брат с женой и родителями. Но теперь осталась только племянница. Все ушли в мир иной.

   Взяли его на работу в Центр пульмонологии, где он расширил и углубил свой метод лечения легочных заболеваний. Счастлив в супружестве. Сейчас у них уже восемь детишек.

   Это — не придуманная история. Конечно, имена здесь изменены, некоторые события можно было бы описать более подробно. Но мне хотелось бы донести главное: следование воли Божией, умение потерпеть и не предать главное, не поиск своего, а любовь к людям и вера  выстраивают такие удивительные жизненные сценарии, которые и сфантазировать-то не получится при самом богатом воображении.

 

колокола в монастыре

 

 

  

 

 

 

 

 

 

   

Интересно прочитать

Написано в рубрике: Интересно прочитать — admin 6:01 пп в Суббота, Июль 9, 2011

"Если, по слову апостола, в воинских полках труба будет издавать неопределенный звук, кто станет готовиться к сражению? (1 Кор.14,8). Так и мы скорочтением будем только воздух церковный наполнять, а силы внутреннего  смысла читаемого не поймем. Души наши останутся голодными духовно, без назидания. Не чтение слова Божия, а внутренняя сила и дух оного, понимаемые нами, служат нам ко спасению".

 

"Если человеку, живущему в мире, не должно стремиться к наслаждению благами этого века, то для чего сотворено Богом на земле столько приятных вещей? Как даны две противоположные заповеди — о пользовании благами мира и о посте и воздержании? Вспомним, что и в раю  дана была заповедь воздержания от плодов древа познания добра и зла. Видно из этого, что пост сроден естеству человека. Но если бы по этой нужде поста Бог не благословил сотворить в таком обилии благ земных, тогда пост у всех был бы невольный. Нужно думать, что обилие благ на земле не для наслаждения, а для совершенного поста. Не невольного поста ждет от нас Бог, а восхотел, чтобы мы, при всем изобилии, не воздерживались лишь, а постились из любви к Нему, как заповедано святой церковью. Обилие же благ земных Бог послал в утешение для немощных, больных, перстарелых, младенцев".

Далее можно читать в книге: "Житие преподобного отца нашего Феодора Санаксарского".Издательство Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря, 1999 г.

 

"Что означают слова: "Истинно говорю вам: если кто скажет горе сей : "поднимись и ввергнись в море", и не усумнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему,   что ни скажет (Мк.11:23)? Что значит: "не усумнится"?

   — Божественный и великий Апостол, определяя, что есть вера, говорит: Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом (Евр.11:1). Если же кто определит ее как внутреннее благо или истинное ведение, показывающее неизреченные блага, тот не погрешит против истины. Господь, научая о неизреченных, незримых и чаемых благах, говорит: "Царствие Божие внутрь вас есть" (Лк.17:21). Стало быть, вера в Бога есть то же самое, что и Царствие Божие, и они только мысленно отличаются друг от друга. Ибо вера есть безвидное Царствие Божие, а Царствие (Божие) есть вера, божественным образом обретающая (свои) формы. Так что согласно этому речению не вне, (а внутри) нас находится вера, которая, будучи приводимой в действие божественными заповедями, становится Царствием Божиим, познаваемым только теми, кто обладает (Им). Если же Царствие Божие есть приводимая в действие вера и оно же непосредственно соединяет с Богом царствующих в ней, то вера ясно предстает как связующая сила или действенная связь превышеестественного, непосредственного и совершенного единения верующего с Богом, в Которого он верит.

   Поскольку человек состоит из души и тела, то он зависит от двух законов — я имею в виду от (закона) плоти и от (закона) духа.И первый стяжает действие по чувству, а второй — по уму;  действующему по чувству присуще сочетать плоть с материей, а действующему по уму присуще осуществлять непосредственное соединение с Богом. Разумеется, "не усумнившийся в сердце своем", то есть не сомневающийся в уме и не рассекающий непосредственное соединение с Богом, возникшее через веру, как бесстрастный, а вернее как ставший уже в этом единении богом через веру, повелевает горе сей передвинуться, и она передвинется. Этими (словами) (Господь)  указывает на плотское помышление и выявляет закон плоти, подлинно тяжкий и непередвигаемый, а в отношении к естественной силе — совершенно неподвижный и незыблемый.

   Ибо столь глубоко укоренилась в природе человеков через чувство сила неразумия, что многие считают, будто человек есть лишь плоть, обладающая чувством как способностью для наслаждения здешней жизнью. Итак, все возможно верующему (Мк.9:23) и не сомневающемуся, то есть  не разрушающему посредством связи души с телом по чувству возникшего в нем вследствие веры единения с Богом по уму.  И насколько он делает (свой) ум чуждым миру и плоти, настолько он сближается с Богом, становясь совершенно благим в деяниях (своих)."

Далее можно читать в книге: Серия Святоотеческое наследие. Творения преподобного Максима Исповедника. Книга  2. "Мартис", 1993 г.